?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!

Уважаемый господин председатель, уважаемые участники!
Я буду говорить о регионе, который берет начало в таких азиатских странах, как Афганистан и Пакистан и включает в себя государства региона Ближнего Востока и Северной Африки. То, что роднит между собой все эти страны – это кризисная жизнь в условиях терроризма, войн и политической нестабильности. Несмотря на то, что проблема терроризма носит международный характер, и практически все страны тем или иным образом вовлечены в эту тему, и сегодня тысячи американцев и европейцев также являются членами таких террористических группировок, как ИГИЛ, тем не менее, центр тяжести проблемы терроризма приходится именно на указанный регион. В последние несколько лет в этом регионе наблюдались такие явления, как войны, оккупация стран и непрерывная политическая неразбериха, что не могло не сказаться на развитии терроризма. В целом, можно констатировать, что этот регион в последние годы подвергся полной дезорганизации в вопросах безопасности.
Каковы же корни и причины этой дезорганизации?
1. С точки зрения распределения международных сил, после завершения эпохи двухполярного мира и последовавшей за ней несостоятельности однополярного мироустройства практически все страны, которые были привязаны к этой поляризации мировых сил, оказались в подвешенном состоянии. Некоторые из них в поисках возможностей для усиления своего влияния или своей роли прибегли к помощи экстремизма. Некоторые, даже совсем небольшие страны, при помощи денег и достаточно грубого политического поведения практически оказали помощь созданию напряженности в регионе. В целом же, можно сказать, что с окончанием периода поляризации мира существовавшая в прошлом дисциплина в вопросах безопасности (хотя она и была ошибочной) была разрушена без какой-либо альтернативы.




2. После Первой и Второй мировых войн в регионе была создана некая система государств. Это система по различным причинам столкнулась с вызовами. Особенно, после недавно прокатившейся по региону волны восстаний и усиления демократических требований прежние модели, существовавшие в ряде стран, распались, и некоторые правительства с трудом устояли под напором народной воли и все равно оказались нежизнеспособными. В любом случае, изменение прошлой системы в каком бы направлении оно не происходило, привело к политической турбулентности и нестабильности в вопросах безопасности в регионе.

3. Диктаторские правительства, которые зачастую находились в зависимости от США и европейских держав и долгое время оставались в цитаделях власти, с ростом науки и образования и расширением возможностей коммуникации столкнулись с таким явлением как «политическое сознание народа», особенно в молодежной среде, и сегодняшние требования молодежи в этих странах уже не ограничиваются требованием «воды, хлеба и работы», но все больше затрагивают вопросы политических и религиозных идеалов и участия в определении собственной судьбы. Сопротивление этих правительств подобным явлениям стало фактором, способствующим уходу молодежного сопротивления с арены активных действий и попадания молодежи в ловушку Террористических групп.
4. Оккупация стран, которая в последние два десятилетия происходила в Афганистане и Ираке, а также создание сумятицы в таких странах, как Сирия, на деле стали причиной вовлечения многих молодых людей в террористические группировки, и этот факт заслуживает внимания с точки зрения социальной психологии. Когда люди в какой-либо стране испытывают чувство презрения к себе из-за того, что они попали под господство солдат чужого государства, особенно, если эти солдаты ведут себя грубо и глупо, вполне естественно, что молодое поколение не будет этого терпеть и будет искать способ оказать сопротивление оккупантам, и в этом состоянии молодежь оказывается отличной мишенью для вербовки террористами.
Иллюстрацией правильности этого взгляда является способ создания террористических течений в Афганистане и Ираке. Именно поэтому войны и оккупации всегда создают почву для активизации или возникновения террористических течений, и такое же явление наблюдалось во время войны в Йемене, когда террористы распространили свое влияние на южные регионы этой страны.
5. Тактический и инструментальный подход крупных держав к проблеме терроризма является большой стратегической ошибкой, допущенной этими державами в последние десятилетия. В истории формирования и деятельности большинства террористических течений заметен след спецслужб некоторых крупных государств. Даже в нынешних условиях, когда лидеры стран, как правило, указывают на опасность терроризма, абсолютно очевидно, что в сирийском кризисе крупные державы, гримируя террористов под «умеренную оппозицию», снабжают их оружием и другими возможностями. Они полагают, что смогут покончить с террористами после того, как используют их в своих интересах, и такие инструментальные взгляды стали главной проблемой, ведущей к развитию терроризма. Между тем, сами террористы наилучшим образом используют эти незрелые представления, и совершенно ясно, что когда террористические течения наберут силу, они будут преследовать собственные цели, и бороться с ними будет непросто. На самом деле, ни оккупация Афганистана, ни оккупация Ирака не уничтожили террористов! И, к сожалению, эта история еще будет продолжаться.
Что же, однако, следует делать?
Самым главным столпом безопасности региона является ответственная роль региональных государств. При всех особенностях региона и увеличении сознательности народа достижение модели прочной безопасности возможно исключительно при условии активного участия региональных держав. Разумеется, крупные державы могут оказать помощь в этом деле. Однако в нынешних условиях, с учетом ситуации в странах, их внутреннего положения и ничем не обоснованных представлений, которые поселились в некоторых головах, возможность создания интеграции, имеющей своей целью достижение прочной безопасности, представляется маловероятной. Поэтому можно обратить внимание на два важных фактора, которые способны направить регион в сторону безопасности.


1. В регионе есть страны, которые имеют реальное представление обо всем происходящем и демонстрируют наличие воли для борьбы с терроризмом. Конечно, у этой темы есть градации, и не все имеют одинаковый вес. ИРИ всегда осуждала радикальное поведение террористов, серьезно боролась с ними и заплатила за это высокую цену. И некоторые другие страны, которые постоянно ведут консультации с Ираном как по арабскому, так и по другим вопросам, также обеспокоены и также заинтересованы в помощи. Хотя, на самом деле, они не сильно продвинулись в этом вопросе, кроме, разве что, политических заявлений. Но если они в большей степени используют потенциал поддержки, то смогут усилить свой выход на эту сцену.
2. Ответственные мировые державы могут своими консультациями и сотрудничеством с сознательными государствами региона превратить необходимую поддержку борьбы с терроризмом в более реальное дело. Между тем, огромной остается роль России и затем Китая и ШОС. Роль этой группы государств вызывает волнение у некоторых стран, которые хотели бы помочь, но беспокоятся о своем прикрытии, и могли бы стать первоначальной базой для антитеррористических мероприятий. С этой точки зрения, присутствие России в регионе, происходящее по просьбе правительства Сирии, мы расцениваем как своевременное и осознанное и, в отличие от пропагандистских мероприятий бумажной коалиции по борьбе с терроризмом во главе с США, которая за последний год не сделала ничего существенного, что привело к тому, что террористы еще больше распоясались, действия Россия в то же самое время стали серьезным предупреждением для террористов и оказали влияние на саму суть проблемы, а не на ее пропагандистский образ. Продолжение такой линии и интегрирование в нее других ответственных держав может оказать серьезную помощь делу контролирования угроз безопасности.
Уважаемые участники!
Учитывая идеологический базис террористов, не следует легковесно полагать, что борьба с терроризмом может завершиться в короткие сроки. Дело в том, что террористы выросли и получили образование в школах, в которые годами вкладывались инвестиции. И хотя это не характерно для исламской традиции, и ни одно из исламских течений: ни ханбалиты, ни шафииты, ни малекиты, ни ханафиты, ни шииты, суфии или зейдиты не одобряют действия террористов, тем не менее, создаются все новые секты, которые хотя и являются немногочисленными с точки зрения их количества, однако благодаря финансовой поддержке сделали разменной монетой своего учения фанатизм, радикализм, косность и ересь и считают необходимым убивать других людей. Эти секты посылают в большинство стран своих людей для того, чтобы пропагандировать свое учение, и социальные беспорядки только помогают привлекать людей в эти группировки. С другой стороны эти течения поддерживаются большими финансовыми ресурсами, несмотря на то, что лидеры исламских мазхабов, к примеру, богословы из университета Аль-Азхар, который является главным университетом суннитов, а также лидеры зейдитов, шиитов и суфиев считают их теории извращением учения ислама.
Поэтому, помимо борьбы с террористами на полях сражений, а также в политической и дипломатической сферах, нужно со всей сознательностью обратить внимание на культурные корни этих течений, которые лежат в основе всех этих действий, необходимо придти к общему пониманию этих корней и избрать адекватное культурное направление в этой борьбе.
Другой важный момент заключается в том, что такая борьба может расставить государства по местам, которые будут соответствовать новым угрозам. Главный вопрос состоит в том, может ли этот порядок, который обязательно должен оказаться длительным и долговечным, быть сформирован без некой теории стратегической коалиции?
Если мы также будем думать о борьбе с терроризмом с тактических и сиюминутных позиций, разумеется, в позитивном смысле, с точки зрения борьбы с ними, а не тех тактических методов, о которых думает Запад, применяя к террористам негативные инструментальные подходы, мы также потерпим сокрушительное поражение в этой борьбе. Нужно принять тот факт, что после количественного и качественного распространения терроризма в регионе больше нельзя непродуманно и легковесно относиться к этому явлению. Если мы будем в целом оценивать способы развития терроризма в регионе за последние более чем два десятка лет, то придем к выводу о том, что терроризм развивался скачкообразно в том смысле, что, начавшись с партизанской борьбы в горах Афганистана, сегодня он распространился на многие страны. В его распоряжении находятся различные территории и много оружия. У одного только ИГИЛ имеется около 30 миллиардов долларов. У них есть нефть для пополнения финансовых резервов, и многое они получают от других стран.
Поэтому борьба с этим течением не может расцениваться как тактическое и временное мероприятие. Нам потребуется длительная организационная работа для создания безопасности в регионе. В этих же рамках, мы нуждаемся в долговременных стратегических связях, которые должны включать различные аспекты: культурные, политические, экономические и вопросы безопасности для того, чтобы ответственные страны на долгое время почувствовали доверие друг к другу и начали углублять это доверие.
Благодарю российских друзей за гостеприимство.

СпасибоБ

.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
pan_tbdinsky
Oct. 23rd, 2015 09:01 am (UTC)
Иранский синхронист оказался, увы, мягко говоря не на высоте, судя по телевизионной передаче, когда господин Лариджани выступал совместно с Путиным. В результате реплики Председателя Парламента Ирана сильно теряли по сравнению с ответами Путина. Возможно, имело бы смысл поискать синхрониста среди русских...
svetlaya_n
Oct. 23rd, 2015 01:01 pm (UTC)
спасибо за предупреждение, что борьба с террористами надолго и будет она нелегкой. А каково Ваше общее мнение от Валдайского форума? Были неожиданности?
( 2 comments — Leave a comment )