?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




»Увязывать членство в ШОС со снятием санкций несправедливо«
интервью посла ИРИ Мехди Санаи с газете « коммерсант »


— Чего Иран ожидает от предстоящей встречи глав МИД стран ШОС и последующего саммита ШОС?
— Концепция ШОС соответствует точке зрения Ирана на вопросы регионального и мирового устройства. Иран во внешней политике руководствуется двумя основными принципами. Во-первых, Иран не приемлет идею однополярного мира. А во-вторых, Иран выступает против любого вмешательства внерегиональных держав в дела региона. Региональными проблемами должны заниматься страны соответствующих регионов. Суть и структура ШОС полностью соответствуют этим принципам. Успехи этой организации – как и укрепление БРИКС – говорят о том, что эти принципы весьма востребованы в мире.
Но я убежден, что и для ШОС Иран является важной страной. Иран мог бы привнести в организацию тот опыт и то влияние, который он имеет на Ближнем Востоке, в исламском мире и в целом в регионе. ШОС бы только выиграл от полноценного присоединения Ирана к организации.
Чего мы ожидаем от предстоящих мероприятий? Что «голос» ШОС и его членов, выступающих за многополярный мир, прозвучит более громко. Надеемся, что страны региона объединят свои усилия ради стабильности и безопасности.
— На данный момент Ирану не могут предоставить полноценное членство в ШОС, поскольку страна все еще находится под международными санкциями, которые не будут сняты, если к 30 июня не удастся достигнуть договоренностей по иранской ядерной проблеме.
— Увязывать вопрос членства Ирана в ШОС со снятием санкций несправедливо. Но Иран, конечно, продолжает переговоры с «шестеркой» международных посредников по своей ядерной программе и я надеюсь, что они завершатся успешно и в срок.
Ситуация в регионе и мире меняется и Иран с каждым днем становится все более важным игроком в региональных и международных делах. Россия и Китай внесли конструктивный вклад в переговоры по иранской ядерной программе, и мы надеемся, что они также конструктивно подойдут к вопросу о присоединении Ирана к ШОС. Необязательно это приурочивать к какому-то саммиту, статус можно пересмотреть в любое время.
Еще раз повторю: Иран заинтересован в присоединении к ШОС, но и ШОС не может игнорировать тот потенциал, который есть у Ирана.
— Против России введены односторонние санкции США и ЕС, а против Ирана – санкции ООН.
— И те и другие санкции являются несправедливыми.
— Во время визитов высокопоставленных представителей Ирана в Россию наверняка будут обсуждаться и двусторонние отношения. Главным достижением прошлого года стало подписание между РФ и Ираном объемного меморандума о сотрудничестве в сфере экономики. Как идет его реализация?
— Наши двусторонние отношения активно развиваются. С сентября 2013 года наши президенты встречались уже 4 раза, между ними установился очень хороший контакт. Но позитивные тенденции есть не только в политике, но и в сфере торгово-экономического сотрудничества. Об этом, в частности, говорит наше активное взаимодействие в сфере энергетики: подписаны соглашения на строительство двух новых блоков АЭС в Бушере.
— А там уже началась работа?
- Идет подготовка.
— Когда ожидается начало строительства?
— Как раз сейчас делегация Организации по атомной энергии Ирана находится в Москве на конференции Росатома. На полях мероприятия будет, естественно, обсуждаться и этот вопрос. По словам наших российских партнеров, работы могут начаться еще до конца года.
— В какую сумму вы оцениваете строительство двух дополнительных блоков?
— Могу сказать, что это весьма крупная сделка. Российская  сторона даже проявляет интерес к подписанию контрактов еще на несколько блоков. И мы надеемся, что в будущем будет подписано соглашение по строительству еще 2 блоков. У Ирана большие планы.
Но этим дело не ограничивается: у нас уже есть с Россией предварительная договоренность на строительство 6 тепловых электростанций (ТЭС) в Иране.
А решение президента РФ Владимира Путина об отмене эмбарго на поставки Ирану комплексов С-300 открывают значительные возможности в сфере военно-технического сотрудничества.
— Но российские официальные лица подчеркивают, что о конкретных сроках поставок С-300 можно будет говорить, только когда Иран отзовет иск из Женевского суда. Иран отзовет иск?
- Главное что, президент РФ отменил запрет. Остальное решат эксперты. Это уже технические моменты, а не серьезные проблемы, не думаю, что они станут препятствием для реализации решения российского президента.
— Для России отзыв иранского иска — вопрос не технический, а весьма принципиальный.
— Если иранская сторона получит систему, какой тут суд?
— Но если Россия поставит комплексы, то вопрос с судом тоже решится?
— Конечно.
— Если можно, вернемся к вопросу о прошлогоднем меморандуме, суть которого многие западные эксперты описали как «иранская нефть в обмен на российские товары».
— Это неверное описание. Мы никогда не обсуждали и не подписывали документ с таким содержанием и под таким названием. Речь идет о сотрудничестве в целом ряде областей: в энергетике, промышленности, транспорте, торговле. Общий объем проектов, которые были согласованы в ходе последнего заседания российско-иранской межправкомиссии, составляет $70 млрд.
Но этой действительно комплексные, пакетные договоренности, и если одна часть не реализуется, возникают проблемы с имплементацией других. Мы ждем со стороны России реализации этих проектов с октября прошлого года. Надеемся, что этому процессу будет придан новый импульс, поскольку это как-бы «двигатель» наших торгово-экономических отношений.
— А в чем проблема с реализацией проектов?
— На самом деле многое уже сделано. В частности, с рядом компаний были подписаны нужные документы, проведена работа по сертификации. Например, с компанией РЖД, с которой у Ирана есть хорошие отношения и парафированный проект на сумму более, чем $1 млрд. по строительству и электрификации железных дорог, а также, как я отметил выше, есть договоренности по строительству 6 ТЭС.
Но Иран также заинтересован в продажах своих автомобилей Saipa и автомобилей комапании Иран Ходро на территории России. И с другой стороны хотел бы покупать у России грузовики. Кроме того, Иран заинтересован в покупке нескольких видов российских гражданских самолетов. Причем в достаточно крупном объеме. Переговоры по всем этим вопросам уже ведутся.
Активно развиваются наши связи в области сельского хозяйства. В марте 18 иранских компаний впервые получили сертификат на экспорт морских продуктов в Россию. А на днях такой сертификат получили несколько компаний-поставщиков молочных и мясных продуктов.
Мы также активно ведем переговоры о снижении тарифов и создании зоны свободной торговли с ЕАЭС.
В результате всех этих шагов нам в прошлом году удалось преломить тренд на снижение нашего двустороннего товарооборота.
— В чем же тогда проблемы?
— В частности в том, что российские компании не слишком охотно идут на участие в финансировании проектов на территории Ирана. Вместе с тем, их китайские, европейские и индийские конкуренты готовы инвестировать и уже обращаются к своим иранским партнерами с предложениями. Иран как принимающая сторона ведь не может взять на себя финансирование всех проектов, которые, как я уже говорил, составляют $70 млрд. Думаю, что российские компании должны учесть это и начать решать вопрос с инвестициями. Пока они делают это очень медленно, как будто находятся в ожидании чего-то еще…
— Наверное, они ждут снятия санкций с Ирана.
— Их конкуренты не ждут, а действуют. И уже даже был случай, когда российская компания, занимающаяся геологоразведкой, потеряла подписанный было с иранской стороной контракт, потому что очень медлила с его реализацией. Контракт ушел к немцам.
Причем тут вообще санкции? Иранская экономика жива, она развивается, а значит, сотрудничество возможно. Сейчас исторический момент для иранско-российских взаимоотношений: в торгово-экономической сфере открылись серьезные возможности, и главное, что под ними уже есть правовая основа в виде меморандума.
— Но есть проблемы с расчетом в валюте.
— Этот вопрос уже решается. Центральные банки Ирана и России ведут переговоры на сей счет. Думаю, что совсем скоро мы сможем перейти на расчет в национальных валютах. Мы также обсуждаем возможность создания общего счета и общего банка с общим капиталом.
— Российские компании, однако, опасаются американских санкций. США ведь неоднократно предостерегали Россию от сделок с Ираном.
— Бояться санкций нельзя (смеется). Ну а кроме того, как я уже говорил, даже с учетом санкций можно и нужно сотрудничать. И это можно делать абсолютно легально. В конце концов, российские компании должны признать, что мир -- это не только Запад.

Рубрики:

Comments

ext_2875914
Jun. 3rd, 2015 03:18 pm (UTC)
Возможно я ошибаюсь, но журналист, по-моему, не особо подготовился к интервью с г-ном Послом :) По сути все крутится вокруг санкций. Неужели других, гораздо более актуальных тем не нашлось? Вот в части ответов интервью отличное.
Насколько я знаю, возможное членство Ирана в ШОС не завязано только на санкциях. США зашли слишком далеко, чтобы состав ШОС как-то облегчал или ухудшал ситуацию для ее членов. Также не совсем понимаю, почему, спрашивая про санкции в отношении ИРИ речь идет только о санкциях ООН? Ведь США тоже ввели свои санкции.
По возможному сотрудничеству интересная информация. Конечно, хороший дипломат никогда не назовет кого-то дураком, но между строк это явно читается :) Вот немчики уже контракт перехватили. Стыдоба. А иранцы российской компании наверняка поставили галочку и впредь 10 раз подумают, иметь ли с такими дело. Бизнес и ничего личного :) Если это станет традицией, за упущеную выгоду винить можно будет только самих себя. Если Иран открыт для России, что мешает ему стать открытым для других, более расторопных? Умных санкции не отпугнут. Как пример, если Иран заинтересован в российских гражданских самолетах, надеюсь российские компании заказы не упустят. Самолетостроение область весьма специфическая, заказы с неба не упадут и очень сильных конкурентов полно.

Роберт, "Барадаран-наме", Рига

Edited at 2015-06-03 03:33 pm (UTC)
flitched9000
Jun. 4th, 2015 08:52 pm (UTC)
"...журналист, по-моему, не особо подготовился..."

Таки шо же Вы хочите от "КомэрсантЪ"?